Оставить заявку

Ответственность за нераскрытие или неразмещение информации эмитентом

Мы уже обсуждали вопросы ответственности за нарушение правил эмиссии ценных бумаг в рамках состава, предусмотренного статьёй 15.17 Кодекса об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ). Сегодня хотелось бы затронуть составы, которые, по нашему мнению, в определённой части являются смежными с данным составом, дабы окончательно закрыть вопрос об ответственности эмитентов, касающийся всяческих нарушений эмитентов в области информации.

Ответственность за нераскрытие и неразмещение информации разными участниками финансового рынка (включая общества, занимающиеся выпуском ценных бумаг) предусмотрена в отдельной статье 15.19 КоАП РФ (в основном, это составы части 1 и 2). Мы приведём положения данной статьи, обозначим, в чём заключается смысл содержащихся в ней норм (т.е. за что могут привлечь к ответственности по данным статьям), а также обозначим некоторые моменты практики их применения.

 

1 и 2 части статьи 15.19 КоАП РФ

Часть 1 статьи 15.19. «Нарушение требований законодательства, касающихся представления и раскрытия информации на финансовых рынках» звучит следующим образом:

«Непредставление или нарушение эмитентом, профессиональным участником рынка ценных бумаг, клиринговой организацией, акционерным инвестиционным фондом, управляющей компанией акционерного инвестиционного фонда, паевого инвестиционного фонда или негосударственного пенсионного фонда либо специализированным депозитарием акционерного инвестиционного фонда, паевого инвестиционного фонда или негосударственного пенсионного фонда порядка и сроков представления информации (уведомлений), предусмотренной (предусмотренных) федеральными законами и принятыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами, а равно представление информации не в полном объеме, и (или) недостоверной информации, и (или) вводящей в заблуждение информации, за исключением случаев, предусмотренных статьей 19.7.3 настоящего Кодекса, если эти действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния, - влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей или дисквалификацию на срок до одного года; на юридических лиц - от пятисот тысяч до семисот тысяч рублей».

Часть 2 этой же статьи, на первый взгляд, выглядит точно также:

«Нераскрытие или нарушение эмитентом, профессиональным участником рынка ценных бумаг, клиринговой организацией, акционерным инвестиционным фондом, управляющей компанией акционерного инвестиционного фонда, паевого инвестиционного фонда или негосударственного пенсионного фонда, специализированным депозитарием акционерного инвестиционного фонда, паевого инвестиционного фонда или негосударственного пенсионного фонда либо лицом, оказывающим услуги по публичному представлению раскрываемой информации, порядка и сроков раскрытия информации, предусмотренной федеральными законами и принятыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами, а равно раскрытие информации не в полном объеме, и (или) недостоверной информации, и (или) вводящей в заблуждение информации - влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей или дисквалификацию на срок от одного года до двух лет; на юридических лиц - от семисот тысяч до одного миллиона рублей».

Давайте разберёмся, какие действия эмитентов могут считаться правонарушениями в рамках этих двух составов.

Что включается в состав?

Ключом к понимаю обоих составов является первое слово в каждом из них. Оно определяет характер тех действий (бездействий), подлежащих ответственности по каждому из составов.

Первый состав начинается со слова «непредоставление». Это означает, с учётом перечисляемых субъектов, что состав обычно применяется в тех случаях, когда лицо должно предоставить какую-то информацию. Предоставление же, в свою очередь, означает передачу информации конкретному лицу (или кругу лиц) по требованию. Под требованием, как нам кажется, следует понимать, в первую очередь, требование того самого конкретного лица (поскольку оно заинтересовано в получении информации). Такое право требования, исходя из текста, должно быть закреплено в законе, ином нормативном правовом акте. При этом, в данный состав также включается своевременное уведомление соответствующими участниками рынка ценных бумаг других лиц по соответствующим вопросам, связанным с рынками ценных бумаг.

На практике, по данному составу привлекаются общества, их директора за отказ, непредоставление (включая несвоевременное (и) или неполное предоставление) информации об обществе по запросу его акционеров или же привлекаются участники акционерных обществ, которые, к примеру, не уведомили других акционеров о том, что они собираются подавать в суд на общество (оспаривать решение общего собрания, взыскивать убытки и т.д.) путём направления соответствующего уведомления в общество.

Второй состав начинается со слова «нераскрытие». Характер данного слова, его смысловое содержание и базовый контекст, в котором оно (или однокоренные слова «раскрытие», «раскрывать») предстаёт, дают следующее представление о составе: этот состав, очевидно, предполагает некую «публичную», одностороннюю обязанность (в том смысле, что она не имеет конкретного адресата, просто направлена во «вне»), для выполнения которой не нужно каких-то специальных запросов; достаточно просто требования законов, нормативно-правовых актов. То есть, по данному составу, в отличие от предыдущего, правонарушение наступает при неисполнении непосредственной обязанности лица без каких-либо запросов, уведомлений со стороны других лиц.

Сюда, как правило, относят нарушение эмитентами любых требований о раскрытии информации в рамках статьи 30 Федерального закона от 22.04.1996 N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг». К примеру, неразмещение отчёта эмитента в случае регистрации проспекта ценных бумаг в установленные сроки.

Кроме того, по данной статье привлекаются участники ценных бумаг (те же акционерные общества), которые нарушают требования к опубликованию разного рода бухгалтерских (годовых) отчётностей, аудиторских заключений (когда проведение аудиторской проверки документов, включая отчётности, необходимо в соответствии с законом).

Кто и как привлекает?

Согласно ст. 23.74 КоАП и Приказу Банка России от 11.08.2017 N ОД-2280 «О перечне должностных лиц Банка России, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях», такие дела рассматривают «руководители территориальных учреждений Банка России, их заместители».

В целом, порядок привлечения абсолютно тот же, что и по ст. 15.17 КоАП РФ.

Практика

Что касается практики, то на сегодняшний день дел по данному составу куда больше, чем по 15.17 КоАП РФ. Скорее всего, это связано с определёнными тонкостями, касающимися необходимости опубликования той или иной информации (это касательно части 2 рассматриваемой статьи). К примеру, не все знают, что аудиторское заключение тоже подлежит публикации вместе с годовой бухгалтерской (финансовой) отчётностью непубличного акционерного общества, не осуществляющего публичное размещение акций если в таком обществе более 50 участников.

Если сравнивать количество дел раньше (5 лет и ранее) и сейчас, то дел, доходящих до суда, конечно стало меньше (возможно, по тем же причинам, что в случае со ст. 15.17 КоАП РФ).

Так или иначе, существует довольно противоречивая практика по вопросу снижения размера ответственности на основании ч. 3.2. ст. 4.1. КоАП РФ. Как правило, суды и уполномоченные органы (руководители или заместители руководителей территориальных отделений Центрального Банка) производят снижение размера штрафа (если лицо заявляет о несоразмерности), но не более, чем в 2 раза. Данная практика основывается на Постановлении Конституционного Суда РФ от 25.02.2014 № 4-П «По делу о проверке конституционности ряда положений статей 7.3, 9.1, 14.43, 15.19, 15.23.1 и 19.7.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с запросом Арбитражного суда Нижегородской области и жалобами обществ с ограниченной ответственностью «Барышский мясокомбинат" и "ВОЛМЕТ», открытых акционерных обществ «Завод «Реконд», "Эксплуатационно-технический узел связи" и «Электронкомплекс», закрытых акционерных обществ «ГЕОТЕХНИКА П» и «РАНГ» и бюджетного учреждения здравоохранения Удмуртской Республики «Детская городская больница N 3 «Нейрон» Министерства здравоохранения Удмуртской Республики».

Что касается аргумента о том, что нарушения по данным составам ст. 15.19 КоАП РФ являются малозначительными, то доказать это в судах в последнее время довольно сложно, поскольку суды исходят из того, что «Существенность угрозы данного правонарушения заключается не в самом факте наступления негативных последствий в результате неправомерных действий общества, а в пренебрежительном отношении общества к своим публично-правовым обязанностям» (выдержка из решения Арбитражного суда Красноярского Края от 25 декабря 2019 г. по делу № А33-25485/2019).

Данная тенденция в отказе применения ст. 2.9. КоАП РФ касается и Москвы (и Московской области), где также отмечают, что применение «малозначительности» возможно только в исключительных случаях (что напрямую указано в законе). Более того, существует риск того, что будет преобладать практика, которая не будет признавать аргументы лиц о том, что, скажем, незначительный пропуск сроков опубликования не несёт общественной опасности. Суды считают, что общественная опасность установлена самой нормой, и отражена в размере штрафа изначально, поэтому иногда даже не снижают размер штрафа.

Так или иначе, суд исходит из всей совокупности обстоятельств по делу, поэтому если вами, к примеру, срок опубликования информации об эмиссии был пропущен по уважительной причине, то суд примет это во внимание.

В итоге, можно сделать вывод о том, что каждый эмитент нуждается в тщательном правовом сопровождении на всех этапах, поскольку многие правовые риски неочевидны и могут в дальнейшем больно ударить по карману.

Похожие статьи
Оставить заявку